Nov. 28th, 2006

boruch: (бубен)
Начало

Продолжение

Продолжение-2

Продолжение-3

Продолжение-4

Продолжение-5



8.
Выбор был невелик, Славка не был глуп и представлял, что его ожидает, реши он пройти сквозь портал в обратную сторону. Если портал вообще оставался на месте все это время. Но той стороне он чувствовал себя нужней, этой и так ничего не сделается. Нет, он вполне поддавался соблазну спокойного и ясного будущего, но по словам Горенкова, никто не мог избавить его от воспоминаний. К примеру, самого Горенкова никто избавить от них и от раздвоенности не смог. Никто в мире толком не занимался сообщающимися реальностями, статьи Горенкова представлялись наиболее достоверными, хотя выглядели и читались как нацчно-фантастические рассказы. В феврале элктропочтой Славка получил от Семена Денисыча статью, предназначенную " Научным Запискам Новгородского Универститета", озаглавленную "Некоторые гипотезы касательно физического существования альтернативных реальностей". Там были описаны результаты нескольких вылазок самого Горенкова к местам сообщения реальностей и поставленные там довольно примитивные опыты, которые, конечно же, для науки представляли мало интереса, поскольку ничего не доказывали. Но Славке не надо было ничего доказывать, он получил в руки средство осуществления своего собственного перехода через портал и он начал подготовку.

Прежде всего, написал Ахмату, что хочет навестить его, поохотиться, порыбачить, все такое и получил ответ в духе, что он сам и Агай будут рады его приезду в любое время. А озерные зеленые щуки особенно сильно обрадуются, если Славка приедет в марте или апреле. К марту Славка выучил присланную статью Горенкова почти наизусть, подал в институте прошение об академическом отпуске по семейным обстоятельствам, написал в Чуйки, что намерен податься на некоторое время к отцу и отправился на уфимском поезде на восток.

В промытых стеклах вагонных окон убегали назад города, леса, поля, дороги, Славка смотрел и думал, что если все получится, он увидит их уже не такими красивыми и праздничными.

Ахмат ждал его на станции. В том же самом треухе и с такой же улыбкой до ушей. Славка увидел старого приятеля и сам заулыбался. Да и в самом деле обрадовался.

В улусе гостя тоже ждали. Прямо настоящий пир устроила семья Ахмата по случаю приезда дорогого гостя издалека. Баранина и говядина, конина и нежные куропатки, осетры и щуки гордо стояли на столе. Ягода моченая и квашеная, грибы, соленая черемша, все чем богат таежный край. Конечно же почтили гостя и каймаком, и айраном и соленым катыком и свежайшими лепешками. И в сластях не было недостатка, мед водился свой, легкий и прозрачный, как будто только что выгнанный из сот.
Славка затосковал, что придется обидеть такого хорошего приятеля своим исчезновением. К мысли, что и для родных он пропадет навеки, он притерпелся уже.


В один из дней, Славка попросил у Ахмата его вездеход, сказал, что хочет покататься один и отправился по знакомой дороге к месту когдатошней катастрофы.
У знакомого до боли изгиба дороги он заторомозил, заглушил движок и спустился по откосу, ломая блестящий на солнце наст и увязая по колено в ноздреватом как сыр мартовском снегу. Приметный булыган сидел как бы в обтаявшем кратере. Он был странно теплый, как помнилось Славке, из-под него даже торчали одинокие зеленые былинки. Эксперимента с термометрами славка не стал производить, незачем было. Разница наружней и вблизи портала температур не интересовала его с точки зрения фиксации в лабораторном журнале. Славка вытащил из кармана два одинаковых, проверенных на идентичность хода секундомера, включил оба и один положил на теплую серую поверхность камня, а другой - в карман.
Теперь надо было подождать с час, чтоб проверить, есть ли разница в течении времени снаружи и вблизи портала. Точные значения Славку тоже не интересовали. Разница в несколько миллионных долей секунды должна была проявиться в течении приимерно часа, если портал актуален.

Славка сидел на выступающей из снега коряге держа руки в карманах, прикрыв глаза и даже ни о чем не думая. Ему как всегда, когда он решился и начал действовать стало легко на душе. Он наслаждался покоем, скрипом деревьев в отдалении, мартовским солнышком. Секундомеры после остановки показали, то, что ему было надо.

Потом он не спеша поднялся обратно к дороге. Ему осталось только разогнать вездеход, чтоб энергетически обеспечить свой переход. Он помнил, что даже полусотни верст в час вполне достаточно для прорыва мембраны.

Он подождал, пока движок нагреется и наберет обороты, с нежностью погладил изогнутый руль и золотистый с конскими головами бензобак, в той России нету таких машин, и решительно надавил валенком акселератор. В голове было пусто и как-то щекотно. Мотор ревел, Славка несся по мысленно сотню раз отработанной траектории к откосу.

Последней мыслью было: зато валенки там точно такие же.
Он сжал зубы и закрыл глаза.



9.
- Семе-он...Слышь, Семен? Семе-о-он....
Кто-то монотонно повторял имя какого-то Семена. Мешал спать. Славка хотел матернуть мешающего и перевернуться на другой бок.
И вдруг его пронзило. Это же он Семен. Кличка такая у него в роте. Он же один в роте деревенский, Славка Самойлов. А есть еще Славка Юченко из Белой Церкви, по кличке Хохол и Славка Демидов из Орла, по кличке Демид. Он рядовой железнодорожных войск, находится в Уфимской области на разгрузке щебенки с Витькой, по кличке Череп.

Он рывком сел, открыл глаза, увидел выше себя железнодорожную насыпь, с которой скатился, случайно оступившись в вагоне со щебенкой. Поодаль торчал какой-то валун а рядом был Витек. Тот, который Череп.

"Слава богу, не об камень. Жив. Но грязный весь. Какая-то ерунда привиделась" - думал Славка какими-то обрывками.
И еще одна мысль мелькнула и пропала: "Получилось."

Гудение в голове прекратилось. С лица Черепа сошло выражение обеспокоенности и он привычно заухмылялся:
- Слышь, Семен. Ты как из вагона выпал, я думал - убился на хрен, а ты ниче. Мож с пару минут повалялся. Ух ты здоров, Семен.
- Гы-гы.- передразнил Славка: - нечего скалиться. Повезло просто, мог бы убиться. И порода наша крепкая.
И полез по откосу к гадскому вагону, который разгружать еще и разгружать.

"Ничего" - подумал Славка: "Дембель неизбежен, как восход солнца".
И почему-то: "Мое от меня никуда не денется".

Перед тем как опустить глаза и уже вгрызться наконец в сырую и скользую щебенку, Славка запрокинул голову, вдохнуть холодного ветра и увидел между сплошными серыми тучами длинный разрыв и в нем синее-синее небо.


Эпилог

Майским вечером 2... года, вернувшись с празднования Дня Пограничника в Дворце культуры имени Ленина, где он выступал с речью перед концертом, депутат Воронежской Городской Думы от Аграрной партии Вячеслав Самойлов, инженер-механик по первому образованию, ткнул в кнопку электрического чайника на кухне, включил пультом телевизор и в обзоре новостей культуры лицо что-то увлеченно рассказывающего человека показалось знакомым. У рассказчика на экране был совершенно седой ежик волос на голове и седая короткая борода.
"Доктор исторических наук, писатель-фантаст Семен Денисович Горенков" - прочел Вячеслав Самойлов бегущую строку внизу изображения. Нет, кто-то незнакомый. Заливает про параллельные миры. Самойлов усмехнулся. В такую ерунду он не верил и вообще не интересовался фантастикой.


Все! :)

Вариант одним куском, если надо кому.
boruch: (бубен)
Начало

Продолжение

Продолжение-2

Продолжение-3

Продолжение-4

Продолжение-5



8.
Выбор был невелик, Славка не был глуп и представлял, что его ожидает, реши он пройти сквозь портал в обратную сторону. Если портал вообще оставлася на месте все это время. Но той стороне он чувствовал себя нужней, этой и так ничего не сделается. Нет, он вполне поддавался соблазну спокойного и ясного будущего, но по словам Горенкова, никто не мог избавить его от воспоминаний. К примеру самого горенкова никто избавить от них и от раздвоенности не смог. Никто в мире толком не занимался сообщающимися реальностями, статьи Горенкова представлялись наиболее достоверными. В феврале элктропочтой Славка получил от Семена Денисыча статью, предназначенную " Научным Запискам Новгородского Универститета", озаглавленную "Некоторые гипотезы касательно физического существования альтернативных реальностей". Там были описаны результаты нескольких вылазок самого Горенкова к местам сообщения реальностей и поставленные там довольно примитивные опыты, которые, конечно же, для науки представляли мало интереса, поскольку ничего не доказывали. Но Славке не надо было ничего доказывать, он получил в руки средство осуществления своего собственного перехода через портал и он начал подготовку.

Прежде всего, написал Ахмату, что хочет навестить его, поохотиться, порыбачить, все такое и получил ответ в духе, что он сам и Агай будут рады его приезду в любое время. А озерные зеленые щуки особенно сильно обрадуются, если Славка приедет в марте или апреле. К марту Славка выучил присланную статью почти наизусть, подал в институте прошение об академическом отпуске по семейным обстоятельствам, написал в Чуйки, что намерен податься на некоторе время к отцу и отправился на уфимском поезде на восток.

В промытых стеклах вагонных окон убегали назад города, леса, поля, дороги, Славка смотрел и думал, что если все получится, он увидит их уже не такими красивыми и праздничными.

Ахмат ждал его на станции. В том же самом треухе и с такой же улыбкой до ушей. Славка увидел старого приятеля и сам заулыбался. Да и в самом деле обрадовался.

В улусе гостя тоже ждали. Прямо настоящий пир устроила семья Ахмата по случаю приезда дорогого гостя издалека. Баранина и говядина, конина и нежные куропатки, осетры и щуки гордо стояли на столе. Ягода моченая и квашеная, грибы, соленая черемша, все чем богат таежный край. Конечно же почтили гостя и каймаком, и айраном и соленым катыком и свежайшими лепешками. И в сластях не было недостатка, мед водился свой, легкий и прозрачный, как будто только что выгнанный из сот.
Славка затосковал, что придется обидеть такого хорошего приятеля своим исчезновением. К мысли, что и для родных он пропадет навеки, он притерпелся уже.


В один из дней, Славка попросил у Ахмата его вездеход, сказал, что хочет покататься один и отправился по знакомой дороге к месту когдатошней катастрофы.
У знакомого до боли изгиба дороги он заторомозил, заглушил движок и спустился по откосу, ломая блестящий на солнце наст и увязая по колено в ноздреватом как сыр мартовском снегу. Приметный булыган сидел как бы в обтаявшем кратере. Он был странно теплый, как помнилось Славке, из-под него даже торчали одинокие зеленые былинки. Эксперимента с термометрами славка не стал производить, незачем было. Разница наружней и вблизи портала температур не интересовала его с точки зрения фиксации в лабораторном журнале. Славка вытащил из кармана два одинаковых, проверенных на идентичность хода секундомера, включил оба и один положил на теплую серую поверхность камня, а другой - в карман.
Теперь надо было подождать с час, чтоб проверить, есть ли разница в течении времени снаружи и вблизи портала. Точные значения Славку тоже не интересовали. Разница в несколько миллионных долей секунды должна была проявиться в течении приимерно часа, если портал актуален.

Славка сидел на выступающей из снега коряге держа руки в карманах, прикрыв глаза и даже ни о чем не думая. Ему как всегда, когда он решился и начал действовать стало легко на душе. Он наслаждался покоем, скрипом деревьев в отдалении, мартовским солнышком. Секундомеры после остановки показали, то, что ему было надо.

Потом он не спеша поднялся обратно к дороге. Ему осталось только разогнать вездеход, чтоб энергетически обеспечить свой переход. Он помнил, что даже полусотни верст в час вполне достаточно для прорыва мембраны.

Он подождал, пока движок нагреется и наберет обороты, с нежностью погладил изогнутый руль и золотистый с конскими головами бензобак, в той России нету таких машин, и решительно надавил валенком акселератор. В голове было пусто и как-то щекотно. Мотор ревел, Славка несся по мысленно сотню раз отработанной траектории к откосу.

Последней мыслью было: зато валенки там точно такие же.
Он сжал зубы и закрыл глаза.



9.
- Семе-он...Слышь, Семен? Семе-о-он....
Кто-то монотонно повторял имя какого-то Семена. Мешал спать. Славка хотел матернуть мешающего и перевернуться на другой бок.
И вдруг его пронзило. Это же он Семен. Кличка такая у него в роте. Он же один в роте деревенский, Славка Самойлов. А есть еще Славка Юченко из Беой Церкви, по кличке Хохол и Славка Демидов из Орла, по кличке Демид. Он рядовой железнодорожных войск, находится в Уфимской области на разгрузке щебенки с Витькой, по кличке Череп.

Он рывком сел, открыл глаза, увидел выше себя железнодорожную насыпь, с которой скатился, случайно оступившись в вагоне со щебенкой. Поодаль торчал какой-то валун а рядом был Витек. Тот, который Череп.

"Слава богу, не об камень. Жив. Но грязный весь. Какая-то ерунда привиделась" - думал Славка какими-то обрывками.
И еще одна мысль мелькнула и пропала: "Получилось."

Гудение в голове прекратилось. С лица Черепа сошло выражение обеспокоенности и он привычно заухмылялся:
- Слышь, Семен. Ты как из вагона выпал, а думал убился на хрен, а ты ниче. Мож с пару минут повалялся. Ух ты здоров, Семен.
- Гы-гы.- передразнил Славка: - нечего скалиться. Повезло просто, мог бы убиться. И порода наша крепкая.
И полез по откосу к гадскому вагону, который разгружать еще и разгружать.

"Ничего" - подумал Славка: "Дембель неизбежен, как восход солнца".
И почему-то: "Мое от меня никуда не денется".

Перед тем как опустить глаза и уже вгрызться наконец в сырую и скользую щебенку, Славка запрокинул голову, вдохнуть холодного ветра и увидел между сплошными серыми тучами длинный разрыв и в нем синее-синее небо.


Эпилог

Майским вечером 199.. года, вернувшись с празднования Дня Пограничника в Дворце культуры имени Ленина, где он выступал с речью перед концертом, депутат воронежской городской Думы от Аграрной партии Вячеслав Самойлов, инженер-механик по первому образованию, ткнул в кнопку электрического чайника на кухне, включил телевизор и в обзоре новостей культуры лицо что-то увлеченно рассказывающего человека показалось знакомым. У рассказчика на экране был совершенно седой ежик волос на голове и седая короткая борода.
"Доктор исторических наук, писатель-фантаст Семен Денисович Горенков" - прочел Вячеслав Самойлов бегущую строку внизу изображения. Нет, кто-то незнакомый. Заливает про параллельные миры. Самойлов усмехнулся. В такую ерунду он не верил и вообще не интересовался фантастикой.


Все! :)

Вариант одним куском, если надо кому.

December 2014

S M T W T F S
 123 456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 22nd, 2017 02:44 am
Powered by Dreamwidth Studios