Nov. 22nd, 2006

boruch: (ложкин жарж)
История, относящаяся частично к предыдущему, а частично - к последующему*. Как собственно и все, что происходит в жизни.
Я давно собираюсь рассказать в подробностях, чего я решил быть евреем. Ну, вот и.

Лет до тринадцати или четырнадцати я себя национально никак не определял. Не то не созрел, не то не было нужды. Я не видел существенной разницы между собой и своими друзьями в школе и во дворе. Татаркой Иркой, еще Иркой - молдаванкой, белорусом Костей, украинцем Витьком, цыганом Серегой. Все люди братья, какого там изводиться. Борухом меня называли довольно давно, не помню чтоб это носило характер какой-то издевки.

А лет в пятнадцать я начал подумывать, как мне себя определить, получая паспорт. Мама моя - еврейка из местечка Трояново в Житомирской области, а отец - русский, потомок поволжских дворян и донских казаков. Я об этом писал в своей серии рассказок "Ближние предки". Ну да ладно. Существенно, что была некоторая проблема самоопределения. Я ее вce никак толком не мог решить.

Oтнес это я свою метрику в паспортный стол, робко упомянул, что мол такая у меня дилемма. Назанчили мне через неделю прийти. Прихожу, дает мне толстая девица паспорт, а там уже указано "русский". Хлопец я был горячий и громко возмутился, чего это так мне не спросимши вписали. Потребовал поменять. А начальница паспортного стола, тоже такая фундаментальная из себя, услышав мои вопли, пришла и сообщает, что поменять я могу чего хочешь, вплоть до пола, а национальность, как вписана так и все. Обсуждению не подлежит. Не ломай себе жизнь, то-се...Такие дела.

Я паспорт-то забрал как есть, но решил впредь считать себя евреем. Частью из вредности и духа противоречия, а частью - морда-то вот она, хоть литовцем будь по паспорту. И с той поры, везде, где надо было помянуть нацпринадлежность, не подтверждая предъявлением документов, называл я себя евреем.

Интересный факт из жизни индейцев, что бабка Анна, о которой тоже есть в рассказках о ближних предках, по получении мной паспорта затеяла меня склонять креститься. А вот вам меч, Волобуев, отвечал я, не годится мне креститься, раз я еврей. Да какой ты еврей, спорила бабка, вон и в паспорте... В паспорте, говорю, чего хочешь напишут, не спрося и не разобравшись, а я еврей и не приставай. Бабка пообижалась и привыкла.

Так я и живу евреем. Вполне, как впоследствии выяснилось, кошерным с точки зрения государства Израиль и впредь думаю им оставаться.

Собственно боком мне мое еврейство вышло лишь однажды, когда уже в Советской армии, секретарь партбюро, полковник Данько уговаривал меня вступить в ряды компартии, а я отбрехивался, что мне религия не позволяет. Чем заработал себе у Данька именование "сионист гребаный", мелкие придирки и отсрочку на несколько часов дембеля, о коей довольно дурацкой отсрочке Данько же стараниями я как-нить в другой раз расскажу.

Вот собственно и все. Работницы паспортного стола довольно парадоксальным образом решили проблему моего личного выбора, за что им задним числом, низкий поклон. Они хотели как лучше и в-общем так оно и вышло.

Жизнь не выбила из меня сожаления о моем выборе. Как, впрочем, не выбила и когдатошнего убеждения, что все люди - братья.


_____________________________________________________
*подзаголовок к одному из рассказов Ш.-Й. Агнона
boruch: (ложкин жарж)
История, относящаяся частично к предыдущему, а частично - к последующему*. Как собственно и все, что происходит в жизни.
Я давно собираюсь рассказать в подробностях, чего я решил быть евреем. Ну, вот и.

Лет до тринадцати или четырнадцати я себя национально никак не определял. Не то не созрел, не то не было нужды. Я не видел существенной разницы между собой и своими друзьями в школе и во дворе. Татаркой Иркой, еще Иркой - молдаванкой, белорусом Костей, украинцем Витьком, цыганом Серегой. Все люди братья, какого там изводиться. Борухом меня называли довольно давно, не помню чтоб это носило характер какой-то издевки.

А лет в пятнадцать я начал подумывать, как мне себя определить, получая паспорт. Мама моя - еврейка из местечка Трояново в Житомирской области, а отец - русский, потомок поволжских дворян и донских казаков. Я об этом писал в своей серии рассказок "Ближние предки". Ну да ладно. Существенно, что была некоторая проблема самоопределения. Я ее вce никак толком не мог решить.

Oтнес это я свою метрику в паспортный стол, робко упомянул, что мол такая у меня дилемма. Назанчили мне через неделю прийти. Прихожу, дает мне толстая девица паспорт, а там уже указано "русский". Хлопец я был горячий и громко возмутился, чего это так мне не спросимши вписали. Потребовал поменять. А начальница паспортного стола, тоже такая фундаментальная из себя, услышав мои вопли, пришла и сообщает, что поменять я могу чего хочешь, вплоть до пола, а национальность, как вписана так и все. Обсуждению не подлежит. Не ломай себе жизнь, то-се...Такие дела.

Я паспорт-то забрал как есть, но решил впредь считать себя евреем. Частью из вредности и духа противоречия, а частью - морда-то вот она, хоть литовцем будь по паспорту. И с той поры, везде, где надо было помянуть нацпринадлежность, не подтверждая предъявлением документов, называл я себя евреем.

Интересный факт из жизни индейцев, что бабка Анна, о которой тоже есть в рассказках о ближних предках, по получении мной паспорта затеяла меня склонять креститься. А вот вам меч, Волобуев, отвечал я, не годится мне креститься, раз я еврей. Да какой ты еврей, спорила бабка, вон и в паспорте... В паспорте, говорю, чего хочешь напишут, не спрося и не разобравшись, а я еврей и не приставай. Бабка пообижалась и привыкла.

Так я и живу евреем. Вполне, как впоследствии выяснилось, кошерным с точки зрения государства Израиль и впредь думаю им оставаться.

Собственно боком мне мое еврейство вышло лишь однажды, когда уже в Советской армии, секретарь партбюро, полковник Данько уговаривал меня вступить в ряды компартии, а я отбрехивался, что мне религия не позволяет. Чем заработал себе у Данька именование "сионист гребаный", мелкие придирки и отсрочку на несколько часов дембеля, о коей довольно дурацкой отсрочке Данько же стараниями я как-нить в другой раз расскажу.

Вот собственно и все. Работницы паспортного стола довольно парадоксальным образом решили проблему моего личного выбора, за что им задним числом, низкий поклон. Они хотели как лучше и в-общем так оно и вышло.

Жизнь не выбила из меня сожаления о моем выборе. Как, впрочем, не выбила и когдатошнего убеждения, что все люди - братья.


_____________________________________________________
*подзаголовок к одному из рассказов Ш.-Й. Агнона

December 2014

S M T W T F S
 123 456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 22nd, 2017 02:54 am
Powered by Dreamwidth Studios