boruch: (мрачный)
А, еще был такой случай.

Заказываем мы значить настольную панель из нержавейки, производства Zanussi и евойную ж духовку. Очень нам полюбилась ее ладность и удобство и литые из чугуния таганки (у меня слабость к чугунию). Духовку нам не дали, сказали коробка большая, завтра привезут, а панель на, бери сейчас.

Инка панель мне не велела распаковывать, пускай, грит, придут столяра делать шкафы на кухню, тогда. Ладно, слово жены - закон, сижу фанза, пью чай, на коробку кошусь. Лана мол, доберусь я до тебя.

Приходят столяра, давай, грят, свою панель, мы ее щас размещать будем, чтоб греха какого не вышло. Щас грю, пацаны, достану свою красавицу из нержавейки с чугунными таганками. Достаю коробку, лезу в пенопластовые глубины. Упс.

Там панель Занусси, но блять КЕРАМИЧЕСКАЯ! с инфранагревателем, шекелей на двести ДОРОЖЕ.

Обознатушки, грю столярам, перепрятушки. Еду в магазин, туды ево, менять.

В магазине грят "упс", извиняются, шлют пацана на склад искать мне замену. Десять минут нет пацана, двадцать. Девки грю, звякните на склад, не дай Бог хлопец там упал-ножку сломал и лежит теперь, стонет, один-одинешенек, а подмога все нейдет.

Пацана не нашли. так и не знаю, чего там с ним было, а пришел ко мне целый начальник продаж и грит:
- Ты, Борух, тока не волнуйся, такой панели больше у нас нету, а есть в нашем магазине в Беэр-Шеве. Скатай в БШ, тебе ж все равно делать нехуй, раз ты безработный, а мы тут света не видим, пашем на износ не сочти за труд, а?
Сначала-то я не нашелся чего сказать, дыхание малость сперло, а потом говорю:
- Нет, не хочется что-то в Беэр-Шеву по такой погоде, но есть другой план: Кто-то из вас лодырей и балбесов садится в служебную машину и скачет туда.

Начальник продаж ненадолго задумался, тащиться в Беэр-Шеву - дело нешутошное, а потом просветлел лицом и говорит человеческим голосом:
- А давай я тебе по той цене, что ты уже заплатил, сделаю какую-нить другую панель, вот хоть вот эту Sauter, чиста Франция, две большие конфорки....

...и сделал мне этот французский Саутер, или как его там, по моей цене. Хотя, между нами, французы, когда они делают не вино, не сыр, не духи и не автомобили Пежо - пустой народ. Таганки и то не чугунные, хуле говорить.

Панелью я порезался при установке о незавальцованный внутрь один из углов. Французы блять.

И все думаю: кто тот незлобивый и уравновешенный человек, получивший вместо дорогой керамической инфракрасной более дешевую нержавеющую газовую панель и не дернувшийся сообщить в Махсаней Хашмаль об их ошибке.

В-общем, есть над чем работать в плане самоусовешенствования. Вчерашних кондиционерщиков, о которых в другой раз, я даже ни разу не обматерил, хотя не скрою, хотелось пару раз въебать с ноги. Ой, как хотелось! Но я сдержал порывы и теперь даже немного горжусь собой, что бывает нечасто.
boruch: (Default)
с Таней Соломатиной в Башне Давида в Иерусалиме:

IMG_0203
boruch: (Default)
В бассейне в утренние часы немного народу и в-основном это старики. Я не особенно большой эстет, но как-то не по себе в сплошном окружении этих искривленных позвоночников и конечностей, всяких кожных мешочков и складочек, пятнистых лысин и выжженых буколек под шапочками. Я стараюсь их не разглядывать, нет, мне не противно, просто некогда, у меня тренировка, у меня график. Душ, две минуты не больше во влажной парилке, десять минут с массажными целями в джакузи, а потом собственно плавание.

В плавании тоже у меня график. Сто метров, короткий отдых, еще сто метров, отдых подлинней, сто пятьдесят метров, короткий отдых, еще сто пятьдесят, выйти пройтись по лужайке снаружи, по краю бассейна, если холодный день, успокоить как следует пульс и дыхание, вернуться обратно, проплыть не прерываясь двести метров, короткий отдых, еще триста не прерываясь. Все вместе километр. Это не простой километр, задачей ставится не проплыть тысячу метров, а чувствовать на финише, что я могу еще. Честно говоря, я могу не всегда, тогда я не плыву последние триста метров полностью, или даже не плыву совсем.

Некоторые старики прямо двужильные, хотя и выглядят неважно. Один жилистый дедуня с сухой ногой долбает по полчаса бойким кролем и хоть бы ему что. Я соперничаю с крепенькой низенькой бабулькой в синей шапочке, она плавает брассом примерно с моей скоростью, но, честно говоря, более непрерывно. Среди стариков приходящих в утренние часы встречаются пары, то неразличимо похожие в результате многолетнего взаимоопыления, то карикатурно различные, похожих больше, они потом ждут друг друга возле дверей в раздевалку, иногда с яблоком для супруга или стаканом чаю наготове, почти никогда не вступая в разговоры с посторонними, занятые ожиданием и больше ничем.

Впрочем, пары нечасты, старики приходят в-основном каждый сам по себе. Некоторые приезжают на машинах, иногда на неожиданно новых и дорогих, но большей частью приходят пешком, живут поблизости, скидка жителям района, пенсионерская скидка, простое развлечение выходит недорого одинокому человеку, необремененному делами и повседневными заботами. Думаю, в глубине души они понимают, что здоровья не поправишь и молодости не вернешь, но ходят сюда для общения и компании, да просто быть занятыми делом.

Старики разговаривают свои разговоры, кто чего от чего принимает, о ценах, о пенсиях, о законах, о детях и внуках, само собой и о правительстве. Редко о своем собственном правительстве, иврита они в массе не знают, имена все больше незнакомы им, вникать в хитрости местной политики им трудно, то ли дело понятная политика в русском телевидении. Старики говорят по-русски о русском правительстве. Некоторые уехали давным-давно, но на загляденье ловко сыплют именами и должностями, Рыжков - голова, Чуров - не голова...Господи, кто эти люди? - думаю я про себя. Иногда их суждения злят, ну чушь же совершенная и становится смешно, кривоногие, полуголые люди обсуждают всерьез тектонические сдвиги за три тыщи километров, четыре границы и десять-пятнадцать-двадцать лет от них, прямо восхитишься другой раз.

Но я и разговоры не слушаю, мне некогда, мне надо сдалать свою тысячу метров неторопливым брассом. Если торопливым - я задыхаюсь и быстро устаю, а мне нельзя задыхаться, мне надо ровно дышать. Тогда я проплыву эту долбанную тыщу, ну пускай чуть меньше и буду молодец. Когда я проплываю намного меньше, например метров пятьсот, я не чувствую себя молодцом. Сегодня я проплыл семьсот метров и мог бы еще, но решил, что хватит. Я доволен собой.

Постояв под горячим душем и послушав напоследок несколько несвязанных между собой реплик из соседних кабинок о футболе, каком-то Рами и гребаной городской управе, я одеваюсь и иду меж отдыхающих в холле стариков к выходу.
В сущности, с ними лучше, чем с вечерней публикой, здоровой и напористой, поднимающей океанскую волну и тучи брызг, со стариками не так тесно и шумно и они не пялятся на шрам у меня на груди. Иногда я чувствую себя блондинкой с большими сиськами, такой он вызывает неподдельный интерес, а у стариков полно своих шрамов и немощей, им не до моих забот.

И я и они всего лишь любим жить и пытаемся кое-что для этого сделать. Мы молодцы.
boruch: (Default)
Картинка для привлечения внимания:





У нормальных людей дорога уходит вдаль. Для нормальных людей страницы весна листает. Я увидела утром: в долине зацвёл миндаль. Мне нельзя миндаль: я - Снегурочка, я растаю. Предугадан конец зимы, и конца не жаль - ведь нормальным всем с потеплением радость в теле. Я видала утром: в долине зацвёл миндаль. Это значит - всё, отшумели мои метели. И звучит идиотской жалобой сонный ной, и в который раз оболочка хрустит пустая. Я люблю весну, но ругаюсь любой весной. Мне нельзя весну: я - Снегурочка, я растаю. А народ гудит, а народ удивлён и рад, а народу рай - не стенание, а награда. На горе Арарат растёт крупный, блин, виноград. Да пускай растёт - мне не надо, блин, винограда! Мне не надо дней, оскоплённых светилом нах - я устала жить, тем сиянием поражаясь. Я живу в жару только ночью и только в снах. Я в жару не живу вообще, я дрожу и жарюсь. Я дрожу и жру, я сижу и жую ботву, я сижу и жду: ну когда же похолодает. Я люблю жару, я тихонько по ней плыву, и стремленье уплыть подальше меня снедает. А нормальным всем не понять ненормальных всех - не понять, не суметь, не стать, в теплоту врастая. И горяч, как плач, обжигает мне уши смех: не понять ей, блядь! Щаз, Снегу-у-у-урочка, блядь, раста-а-ает! Не сердись, мон шер. Я не буду такой всегда. Я сейчас поругаюсь чуть, и опять воскресну. Просто белым сфер в долине зацвёл миндаль. Это значит - снова лето. И хоть ты тресни. Хоть ты трескай суп, хоть ты пачками жуй салат, будь ли скуп, ли туп, будь ты сидень, и ли ты студень. На горе Арарат вырос круууупный - глянь - виноград. Мы вино из него добудем, коль живы будем. Мы нальём вина и забудем про всё и всех. Будем пить и спать, и собой развлекать парнас. И горяч, как плач, наши кости растопит смех. И красивый пар останется вместо нас. )



Стихи - Виктория Райхер [livejournal.com profile] neivid, картинки - мои.
boruch: (Default)
Картинка для привлечения внимания:





У нормальных людей дорога уходит вдаль. Для нормальных людей страницы весна листает. Я увидела утром: в долине зацвёл миндаль. Мне нельзя миндаль: я - Снегурочка, я растаю. Предугадан конец зимы, и конца не жаль - ведь нормальным всем с потеплением радость в теле. Я видала утром: в долине зацвёл миндаль. Это значит - всё, отшумели мои метели. И звучит идиотской жалобой сонный ной, и в который раз оболочка хрустит пустая. Я люблю весну, но ругаюсь любой весной. Мне нельзя весну: я - Снегурочка, я растаю. А народ гудит, а народ удивлён и рад, а народу рай - не стенание, а награда. На горе Арарат растёт крупный, блин, виноград. Да пускай растёт - мне не надо, блин, винограда! Мне не надо дней, оскоплённых светилом нах - я устала жить, тем сиянием поражаясь. Я живу в жару только ночью и только в снах. Я в жару не живу вообще, я дрожу и жарюсь. Я дрожу и жру, я сижу и жую ботву, я сижу и жду: ну когда же похолодает. Я люблю жару, я тихонько по ней плыву, и стремленье уплыть подальше меня снедает. А нормальным всем не понять ненормальных всех - не понять, не суметь, не стать, в теплоту врастая. И горяч, как плач, обжигает мне уши смех: не понять ей, блядь! Щаз, Снегу-у-у-урочка, блядь, раста-а-ает! Не сердись, мон шер. Я не буду такой всегда. Я сейчас поругаюсь чуть, и опять воскресну. Просто белым сфер в долине зацвёл миндаль. Это значит - снова лето. И хоть ты тресни. Хоть ты трескай суп, хоть ты пачками жуй салат, будь ли скуп, ли туп, будь ты сидень, и ли ты студень. На горе Арарат вырос круууупный - глянь - виноград. Мы вино из него добудем, коль живы будем. Мы нальём вина и забудем про всё и всех. Будем пить и спать, и собой развлекать парнас. И горяч, как плач, наши кости растопит смех. И красивый пар останется вместо нас. )



Стихи - Виктория Райхер [livejournal.com profile] neivid, картинки - мои.
boruch: (Default)
Знаете, в чем я замечаю приближение старости? Нет, ну понятно, зубов не прибавляется и они не белеют, алкогольные марафоны все трудней выигрывать, готовность к случайной влюбленности оставляет желать, но это все мелочи.

Вещи перестают изнашиваться, служат многие годы. Типа, носи еще, куда тебе нафуфыриваться и так хорош, сколько там той жизни. Уж надоели хуже горькой редьки и покрой устарел и расцветки не те, а все как новые, черти б их взяли. Воротнички у рубашек как новые, ткань поражает свежестью, стрелка на брюках хоть брейся, никакого блеска-лоска, тенниски и футболки уж таскаешь и в лес и в поле, а ни хрена им не делается, джинсы, которые протирались в межножном, пардон, пространстве с поражающей девятимесячной регулярностью все живут и живут и не видно им конца.

Кроссовки тоже. Не рвутся, не просят каши протертыми швами и даже подошвы не истираются. Что происходит, люди? Скоро я буду выглядеть как тот вот старичок во вполне себе бодром москвошвеевском пинжачке в крупную клетку, серых брюках из офицерской диагонали и такой в дырочку шляпе, какую мой папа носил в семидесятых. А что? У меня есть штаны, которые я купил к какому-то случаю лет двенадцать тому и они такие ж добротные как позавчера с прилавка. Моим туфлям Хаш Паппис лет десять и я с них только пыль стираю перед обуванием, чтоб появился тот приглушенный как бы внутренний глянец, за который я их и выбрал в свое время. Мой свитер из ламы так же бел и прекрасен как в витрине, одеколон прыскаешь-прыскаешь, а он все примерно там же, как поболтать непрозрачную бутылку. В чем дело, черт побери?

Одна радость - носки. Они пока еще рвутся, протираются и, хвала Всевышнему, теряются. Такие милые. Еще вот поясные ремни. Они трескаются, вытягиваются, засаливаются. И трусы еще, рвутся, истончаются, мои маленькие друзья. Есть, есть еще порох в пороховницах.

Не знаю, что буду думать, когда и эти предадут.
boruch: (Default)
Знаете, в чем я замечаю приближение старости? Нет, ну понятно, зубов не прибавляется и они не белеют, алкогольные марафоны все трудней выигрывать, готовность к случайной влюбленности оставляет желать, но это все мелочи.

Вещи перестают изнашиваться, служат многие годы. Типа, носи еще, куда тебе нафуфыриваться и так хорош, сколько там той жизни. Уж надоели хуже горькой редьки и покрой устарел и расцветки не те, а все как новые, черти б их взяли. Воротнички у рубашек как новые, ткань поражает свежестью, стрелка на брюках хоть брейся, никакого блеска-лоска, тенниски и футболки уж таскаешь и в лес и в поле, а ни хрена им не делается, джинсы, которые протирались в межножном, пардон, пространстве с поражающей девятимесячной регулярностью все живут и живут и не видно им конца.

Кроссовки тоже. Не рвутся, не просят каши протертыми швами и даже подошвы не истираются. Что происходит, люди? Скоро я буду выглядеть как тот вот старичок во вполне себе бодром москвошвеевском пинжачке в крупную клетку, серых брюках из офицерской диагонали и такой в дырочку шляпе, какую мой папа носил в семидесятых. А что? У меня есть штаны, которые я купил к какому-то случаю лет двенадцать тому и они такие ж добротные как позавчера с прилавка. Моим туфлям Хаш Паппис лет десять и я с них только пыль стираю перед обуванием, чтоб появился тот приглушенный как бы внутренний глянец, за который я их и выбрал в свое время. Мой свитер из ламы так же бел и прекрасен как в витрине, одеколон прыскаешь-прыскаешь, а он все примерно там же, как поболтать непрозрачную бутылку. В чем дело, черт побери?

Одна радость - носки. Они пока еще рвутся, протираются и, хвала Всевышнему, теряются. Такие милые. Еще вот поясные ремни. Они трескаются, вытягиваются, засаливаются. И трусы еще, рвутся, истончаются, мои маленькие друзья. Есть, есть еще порох в пороховницах.

Не знаю, что буду думать, когда и эти предадут.
boruch: (Default)
Я заметил, что все желание быть понятым, все возможное красноречие, все стремление пойти на компромисс, легко разбиваются простой фразой: ну ладно, а по существу-то есть чо сказать?

Не знаю как вам, а мне обычно не бывает, что сказать после этого по существу.
boruch: (Default)
Я заметил, что все желание быть понятым, все возможное красноречие, все стремление пойти на компромисс, легко разбиваются простой фразой: ну ладно, а по существу-то есть чо сказать?

Не знаю как вам, а мне обычно не бывает, что сказать после этого по существу.
boruch: (Default)
Написан, чтоб не забыть окончательно, где какие буквы живут на клавиатуре. Конечно же, навык печати на иврите это не восстановит. Пытаясь поиском на сайте исправить кривоватость посланной мне ссылки (да-да, Вадичка, ссылка была кривоватой) шесть(6!) букв я искал дрожащим пальцем примерно минуту и два раза ошибся. Ивритопишущий человек поймет, что разница между вав и нун-софит невелика, но достаточна, чтоб кампутер отказался принять вас за своего и презрительно замер, не желая выдать врагу расположение одной из общеизвестных зон отдыха. Я просто-таки вижу, как кампутер внутри себя поднимает бровь и держит ее так, с общим выражением "Однако! Вы за кого меня принимаете?".

Опять же. Если вдруг вы затеете пожить и поработать в Израиле, вам стоит поискать что-нить не связанное с продажей или отправкой пищевых продуктов. Чтоб не потерять веру в людей, или хотя б в разумность евреев. Ибо праздники в Израиле более или менее жестко привязаны к определенным блюдам из определенных продуктов и происходят под знаменем следующего афоризма, авторства рабби Китнера: Они нас хотели убить, мы выжили, давайте ж пожрем!
Стало быть перед любым праздником, а особенно перед праздником, имеющим статус всеобщего и государственного, в народе начинается психоз заготовок фуража, а в торговых сетях начинается дикая лихорадки и аврал. Прям как в советских фильмах с производственной тематикой. Разве что секретарь парткома не падает с инфарктом.

Мне повезло (а мое везение - предмет моей особой гордости )работать в самой крупной в Стране Израиля торговой сети, поэтому два раза в год, на Рош-а-Шана и на Песах, мы переживаем локальное подобие глобальной катастрофы со всеми сопутствующими атрибутами, вроде всепроникающего бардака, ломки налаженных отношений в обществе, страха перед будущим, общего охренения я б сказал. Так что, когда один из Праздников с большой буквы наконец минует, мы облегченно вытираем лоб, глотнув успокоительного, с удовлетворением и не без гордости, говорим про себя: ну, слава Б-гу, эти Праздники мы успешно пережили. Праздники с маленькой буквы пугают нас меньше, по сравнению с этими двумя все нам семечки. Ха. Вроде как Стивену Сигалу спасти поезд с пассажирами, или Фродо Бэггинсу мир. Даже День Независимости нам пустяки, такие мы делаемся убежденные в своей неподвластности стихиям.

Сами понимаете, в ситуации деятельного ожидания локальной глобальной катастрофы не до ЖЖ. И вот вы садитесь к компу, смотрите на клавиатуру и с некоторым мозговым скрипом пытетесь сообразить, какая ж из трех букв, изображенных на каждой ее кнопке интересует вас в данную сукунду? От этого тексты выходят не легкие и стремительные, полные любви к жизни и ближнему, а неторопливые, взвешенные, полные скрытой работы мысли. И не беда, что большей частью мысли бесполезной, суетной и незначительной. Да-да, бывает такая мысль. У некоторых только такая мысль и бывает. Я молюсь, чтоб мне не примкнуть к ним. Не теперь. Ну хоть не навсегда.

Пока что меня слышат.
boruch: (Default)
Написан, чтоб не забыть окончательно, где какие буквы живут на клавиатуре. Конечно же, навык печати на иврите это не восстановит. Пытаясь поиском на сайте исправить кривоватость посланной мне ссылки (да-да, Вадичка, ссылка была кривоватой) шесть(6!) букв я искал дрожащим пальцем примерно минуту и два раза ошибся. Ивритопишущий человек поймет, что разница между вав и нун-софит невелика, но достаточна, чтоб кампутер отказался принять вас за своего и презрительно замер, не желая выдать врагу расположение одной из общеизвестных зон отдыха. Я просто-таки вижу, как кампутер внутри себя поднимает бровь и держит ее так, с общим выражением "Однако! Вы за кого меня принимаете?".

Опять же. Если вдруг вы затеете пожить и поработать в Израиле, вам стоит поискать что-нить не связанное с продажей или отправкой пищевых продуктов. Чтоб не потерять веру в людей, или хотя б в разумность евреев. Ибо праздники в Израиле более или менее жестко привязаны к определенным блюдам из определенных продуктов и происходят под знаменем следующего афоризма, авторства рабби Китнера: Они нас хотели убить, мы выжили, давайте ж пожрем!
Стало быть перед любым праздником, а особенно перед праздником, имеющим статус всеобщего и государственного, в народе начинается психоз заготовок фуража, а в торговых сетях начинается дикая лихорадки и аврал. Прям как в советских фильмах с производственной тематикой. Разве что секретарь парткома не падает с инфарктом.

Мне повезло (а мое везение - предмет моей особой гордости )работать в самой крупной в Стране Израиля торговой сети, поэтому два раза в год, на Рош-а-Шана и на Песах, мы переживаем локальное подобие глобальной катастрофы со всеми сопутствующими атрибутами, вроде всепроникающего бардака, ломки налаженных отношений в обществе, страха перед будущим, общего охренения я б сказал. Так что, когда один из Праздников с большой буквы наконец минует, мы облегченно вытираем лоб, глотнув успокоительного, с удовлетворением и не без гордости, говорим про себя: ну, слава Б-гу, эти Праздники мы успешно пережили. Праздники с маленькой буквы пугают нас меньше, по сравнению с этими двумя все нам семечки. Ха. Вроде как Стивену Сигалу спасти поезд с пассажирами, или Фродо Бэггинсу мир. Даже День Независимости нам пустяки, такие мы делаемся убежденные в своей неподвластности стихиям.

Сами понимаете, в ситуации деятельного ожидания локальной глобальной катастрофы не до ЖЖ. И вот вы садитесь к компу, смотрите на клавиатуру и с некоторым мозговым скрипом пытетесь сообразить, какая ж из трех букв, изображенных на каждой ее кнопке интересует вас в данную сукунду? От этого тексты выходят не легкие и стремительные, полные любви к жизни и ближнему, а неторопливые, взвешенные, полные скрытой работы мысли. И не беда, что большей частью мысли бесполезной, суетной и незначительной. Да-да, бывает такая мысль. У некоторых только такая мысль и бывает. Я молюсь, чтоб мне не примкнуть к ним. Не теперь. Ну хоть не навсегда.

Пока что меня слышат.
boruch: (Тучи)
Вовка, оттянув рукой с носа очки, а другой рукой вытянув перед собой мобильник и напоминая в этой позе лучника, спрашивает для верности пробегающего куда-то по делу Эреза:
- Эрез! Кама зман ахшав?!
Эрез крутит пальцем у виска и бежит дальше.
Я курю неподалеку и отвечаю вместо Эреза:
- Вова бля, времени пол-одиннадцатого, а на иврите не говорят "сколько времени", на иврите говорят "который час". Я тебе задолбался уже объяснять разницу. Эрез не понимает вопроса.
Вовка отмахивается:
- Все он понимает. Какая разница? Вот ты понял, чего я спросил? И он понимает.
Надевает грубые перчатки и зорко оглядывая окрестности на предмет загрязненности и непорядка, едет дальше на своей тележке с мусором и всякими убирательными причиндалами. Бормочет вполголоса:
- ...не понимает он. Всё они понимают, не хотят только понимать. Ишь, не понимает, блядь такая...


Вовка горячий сторонник закона о введении русского языка в качестве государственного. Уверенность его, что с момента принятия такого закона все начнут хотеть его, Вовку, понимать, не знает границ. Они ж и так понимают, просто не хотят. Всё понимают, надо только закон, чтоб захотели.
Затевать спор мне не хочется. Да и некогда.
boruch: (Тучи)
Вовка, оттянув рукой с носа очки, а другой рукой вытянув перед собой мобильник и напоминая в этой позе лучника, спрашивает для верности пробегающего куда-то по делу Эреза:
- Эрез! Кама зман ахшав?!
Эрез крутит пальцем у виска и бежит дальше.
Я курю неподалеку и отвечаю вместо Эреза:
- Вова бля, времени пол-одиннадцатого, а на иврите не говорят "сколько времени", на иврите говорят "который час". Я тебе задолбался уже объяснять разницу. Эрез не понимает вопроса.
Вовка отмахивается:
- Все он понимает. Какая разница? Вот ты понял, чего я спросил? И он понимает.
Надевает грубые перчатки и зорко оглядывая окрестности на предмет загрязненности и непорядка, едет дальше на своей тележке с мусором и всякими убирательными причиндалами. Бормочет вполголоса:
- ...не понимает он. Всё они понимают, не хотят только понимать. Ишь, не понимает, блядь такая...


Вовка горячий сторонник закона о введении русского языка в качестве государственного. Уверенность его, что с момента принятия такого закона все начнут хотеть его, Вовку, понимать, не знает границ. Они ж и так понимают, просто не хотят. Всё понимают, надо только закон, чтоб захотели.
Затевать спор мне не хочется. Да и некогда.
boruch: (Default)
Люблю другой раз помуссировать непроверенные слухи.

Известный в Израиле эксцентричный филантроп А.Гайдамак, по слухам затевает купить известную некошерную сеть Тив-Таам и превратить ее в кошерную. Ага, да. Попутного ветра в горбатую спину. Кому ж нах занадобится обычный супер, с обычным режимом работы, с обычным суперовским набором товаров, расположенный как правило далеко в стороне от всего? Мне не понадобится. Мои скромные запросы в водке, селедке, сигаретах, туалетной бумаге и прочих предметах первой необходимости вполне удовлетворяют имеющиеся кошерные сети. Весь приход с Тив-Таама, что он не обычный супер, а крупный деликатесный магазин на любой вкус, работающий и в субботу. Не говоря что кошерному "Тив-Тааму" не устоять в ценах против "Рибуа а-Кахоль" и "Шуферсаль" в ценах. Он и сегодня по памперсам и помидорам не боец.

Впрочем, я вижу как минимум одну пользу. Снова активизируется некошерный мелкий сектор, заскучавший было с появлением Тив-Таама и совсем взгрустнувший с открытием конкурирующей с "Тив-Таамом" "Мании". А чего? Чай тоже надо людЯм кормиться, выйдет им снижение конкуренции.

По поводу выебонов трюков с кашрутом вспоминается, как мой банк "Мизрахи", считающийся религиозным, затеял было откашеровать свои банкоматы. Чтоб расширить типа авторитет среди религиозного населения. Стал их отключать на субботу. И что? Религиозный народ что в этих, что в других денег в субботу не снимает, а в другие дни религиозному народу похрен, где снимать, специально мизраховский деньгомат не станут искать. Сталоть дополнительных клиентов "Мизрахи" не привлек. А остальным и в субботу похрен, где снимать. Матюкнется в сторону мизраховского и снимет в другом. Сталоть у прежних юзеров вызвал недовольство.
"Мизрахи" потерял в итоге немножко бабок и перестал заниматься херней.

Я к тому все, что в бизнесе деньги делаются предоставлением услуги, а НЕпредоставлением услуги деньги только теряются. Гайдамак не похож на парня думающего потерять денег, даже если он и думает прикупить "Тив-Таам". И по мне его трындеж об предстоящей кашеризации "Тив-Таама" не более чем рекламный трюк, призванный сделать свое имя знакомым религиозным. А спросу с него нет, он лицо частное, не притянешь его к ответу за неисполнение обещаний. Сталоть трюк безответственный.

Напрасно Гайдамак полагает религиозных идиотами. Вот что.

А на "Тив-Таам" мне наплевать, я в него и хожу редко. Обойдусь если что.
boruch: (Default)
Люблю другой раз помуссировать непроверенные слухи.

Известный в Израиле эксцентричный филантроп А.Гайдамак, по слухам затевает купить известную некошерную сеть Тив-Таам и превратить ее в кошерную. Ага, да. Попутного ветра в горбатую спину. Кому ж нах занадобится обычный супер, с обычным режимом работы, с обычным суперовским набором товаров, расположенный как правило далеко в стороне от всего? Мне не понадобится. Мои скромные запросы в водке, селедке, сигаретах, туалетной бумаге и прочих предметах первой необходимости вполне удовлетворяют имеющиеся кошерные сети. Весь приход с Тив-Таама, что он не обычный супер, а крупный деликатесный магазин на любой вкус, работающий и в субботу. Не говоря что кошерному "Тив-Тааму" не устоять в ценах против "Рибуа а-Кахоль" и "Шуферсаль" в ценах. Он и сегодня по памперсам и помидорам не боец.

Впрочем, я вижу как минимум одну пользу. Снова активизируется некошерный мелкий сектор, заскучавший было с появлением Тив-Таама и совсем взгрустнувший с открытием конкурирующей с "Тив-Таамом" "Мании". А чего? Чай тоже надо людЯм кормиться, выйдет им снижение конкуренции.

По поводу выебонов трюков с кашрутом вспоминается, как мой банк "Мизрахи", считающийся религиозным, затеял было откашеровать свои банкоматы. Чтоб расширить типа авторитет среди религиозного населения. Стал их отключать на субботу. И что? Религиозный народ что в этих, что в других денег в субботу не снимает, а в другие дни религиозному народу похрен, где снимать, специально мизраховский деньгомат не станут искать. Сталоть дополнительных клиентов "Мизрахи" не привлек. А остальным и в субботу похрен, где снимать. Матюкнется в сторону мизраховского и снимет в другом. Сталоть у прежних юзеров вызвал недовольство.
"Мизрахи" потерял в итоге немножко бабок и перестал заниматься херней.

Я к тому все, что в бизнесе деньги делаются предоставлением услуги, а НЕпредоставлением услуги деньги только теряются. Гайдамак не похож на парня думающего потерять денег, даже если он и думает прикупить "Тив-Таам". И по мне его трындеж об предстоящей кашеризации "Тив-Таама" не более чем рекламный трюк, призванный сделать свое имя знакомым религиозным. А спросу с него нет, он лицо частное, не притянешь его к ответу за неисполнение обещаний. Сталоть трюк безответственный.

Напрасно Гайдамак полагает религиозных идиотами. Вот что.

А на "Тив-Таам" мне наплевать, я в него и хожу редко. Обойдусь если что.
boruch: (Тучи)
Есть такие люди, которые периодически обращаются к религии. По-нашему называется "вернуться к Ответу", красивое по мне название. Но в данном случае ключевое слово "периодически". Периодически их охватывет энтузиазм, или сомнения, или страх перед будущим и они надевают кипу, достают из загашника запыленные тфилин, выставляют на видное место священные книги и становятся завсегдатаями какой-нить синагоги.

Синагога, если кто не знает, не храм, а вроде клуба по интересам. Там молятся, учат Тору, обмениваются новостями, сплетнями, советами, книгами, договариваются о деловых и развлекательных встречах, делают складчину на какое-нить событие в жизни кого-нить из общины, радостное или наоборот. Такое место еврейской общественной жизни. Культурный центр своего рода.

Эти ребята становятся активистами, они в курсе последних религиозных событий, много говорят о благости соблюдения заповедей, о Свете Торы, который они ощутили. В каких-то общих словах, последовательных колебаниях воздуха, не несущих заметного мне смысла. Вроде пионерской клятвы чего-то. В ресторане требуют свидетельство о кошерности. На хрена оно им, если Шульхан Арух они прочитали ровно одиннадцать страниц и поняли там не более двух.
К Знанию, составляющему существенную часть иудейской религии и традиции они малоспособны или равнодушны. Они больше по протоколу.

Потом они вдруг забивают на это дело, начинают ездить в шабат и пить пиво на Песах. Энтузиазм пропадает, или черные мысли отступают, но до следующего озарения нерелигиозней них не придумаешь.

Хрен их знает, чего они мечутся туда-сюда.
Я некоторое время думал, чего мне соппсно не нравится, многие авторитеты говорят, что хоть что-то в следовании традиции лучше, чем совсем ничего. И вот я понял, что отчасти это детская надежда, что Тот, Кто Всем Управляет заметит хорошее поведение и даст чего-нить в награду. Может, я неправ, может они искренни в каждый момент уверования, но мне чудится наивная попытка уторговаться с Всевышним. Вдруг удастся обвести?

Нет, не удалось. Жаль конечно. Ну и ладно, не хотят нас хороших, так мы будем плохие. Сам виноват, мы старались.
Небескорыстность их порыва мне не нравится, стремление извлечь выгоду. И неупертость. И показушность.
Детский сад, невзрослое ведения себя.
И не могу я свои сомнения в них трактовать в их пользу. Пострадавших по своей глупости и слабости.
Так им и надо.

Вот мне какое вроде дело? Я сам-то еврей хуже некуда.
А обидно как-то. За все сразу, лень перечислять.
И противно. Хотя я в целом не очень чтоб брезгливый.
boruch: (Тучи)
Есть такие люди, которые периодически обращаются к религии. По-нашему называется "вернуться к Ответу", красивое по мне название. Но в данном случае ключевое слово "периодически". Периодически их охватывет энтузиазм, или сомнения, или страх перед будущим и они надевают кипу, достают из загашника запыленные тфилин, выставляют на видное место священные книги и становятся завсегдатаями какой-нить синагоги.

Синагога, если кто не знает, не храм, а вроде клуба по интересам. Там молятся, учат Тору, обмениваются новостями, сплетнями, советами, книгами, договариваются о деловых и развлекательных встречах, делают складчину на какое-нить событие в жизни кого-нить из общины, радостное или наоборот. Такое место еврейской общественной жизни. Культурный центр своего рода.

Эти ребята становятся активистами, они в курсе последних религиозных событий, много говорят о благости соблюдения заповедей, о Свете Торы, который они ощутили. В каких-то общих словах, последовательных колебаниях воздуха, не несущих заметного мне смысла. Вроде пионерской клятвы чего-то. В ресторане требуют свидетельство о кошерности. На хрена оно им, если Шульхан Арух они прочитали ровно одиннадцать страниц и поняли там не более двух.
К Знанию, составляющему существенную часть иудейской религии и традиции они малоспособны или равнодушны. Они больше по протоколу.

Потом они вдруг забивают на это дело, начинают ездить в шабат и пить пиво на Песах. Энтузиазм пропадает, или черные мысли отступают, но до следующего озарения нерелигиозней них не придумаешь.

Хрен их знает, чего они мечутся туда-сюда.
Я некоторое время думал, чего мне соппсно не нравится, многие авторитеты говорят, что хоть что-то в следовании традиции лучше, чем совсем ничего. И вот я понял, что отчасти это детская надежда, что Тот, Кто Всем Управляет заметит хорошее поведение и даст чего-нить в награду. Может, я неправ, может они искренни в каждый момент уверования, но мне чудится наивная попытка уторговаться с Всевышним. Вдруг удастся обвести?

Нет, не удалось. Жаль конечно. Ну и ладно, не хотят нас хороших, так мы будем плохие. Сам виноват, мы старались.
Небескорыстность их порыва мне не нравится, стремление извлечь выгоду. И неупертость. И показушность.
Детский сад, невзрослое ведения себя.
И не могу я свои сомнения в них трактовать в их пользу. Пострадавших по своей глупости и слабости.
Так им и надо.

Вот мне какое вроде дело? Я сам-то еврей хуже некуда.
А обидно как-то. За все сразу, лень перечислять.
И противно. Хотя я в целом не очень чтоб брезгливый.
boruch: (Default)
С начальником поругался.
- Борух, - говорит он мне, - ты нехорошо ведешь себя с людьми.
- Орешь на них и употребляешь нехорошие слова, - так он сказал мне.
- А чего ж мне делать с этими раздолбаями и уродами?- спрашиваю я начальника.
- Ты должен вести себя с ними хорошо. - говорит мне начальник,
- Человеческие отношения - прежде всего.
- На работе - говорю я, - я работаю. Работаю с кем есть, а в отношения я вступаю, с кем мне хочется и вне работы.
- Ты должен измениться, - говорит мне начальник,
- Вот уж хрен там, - говорю я, - стар я меняться. И почему б им не измениться, чтоб больше нравиться мне?
- Смотри, - говорит он мне - это ж они на тебя жалуются.
- А если я на них не жалуюсь, это надо понимать, что они мне слаще меду?
-....

Вот же, сцуко. Кто первый пожалуется, тот сталбыть и прав.
Менталитет бля.

December 2014

S M T W T F S
 123 456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 08:46 pm
Powered by Dreamwidth Studios